Жизнь театра в лагере беженцев Махмур

42

Жители Ботана, которые ещё в 90-е не принимали давления турецкого государства и его попыток душить граждан налогами, после долгого сопротивления осели в лагере Махмур. Этот лагерь расположен у горы Карачох на стыке территорий Эрбиля, Мосула и Киркука, и за долгие годы здесь видели много боли.

Климат этого места характерен для пустынь, здесь водятся змеи и скорпионы. Лагерь до сих пор подвергается нападениям игиловцеви атакам турецкого государства. Но несмотря на это жители Махмура смогли сделать лагерь достойным местом проживания.

Сейчас серьезные проблемы лагерю создает продолжающаяся экономическая блокада, влияющая на его жизнь, но население Махмура все равно выживает. Функционируют местные школы, советы, кооперативы, люди говорят на родных языках. Они смотрят в будущее с надеждой, которая согревает их холодными зимними днями.

Корреспондент «ANF» поговорил с молодым жителем Махмура – Ширваном Канатом, актером театра.

Ширван, расскажите немного о себе.

– Мне 23 года, я родился в лагере Эртуш. Сейчас я живу в Махмуре. Здесь я учился в начальной и средней школе, а затем решил получить философское образование. Я начал преподавать философию в лагере, в то же самое время работая в театральной труппе в центре культуры и искусств Махмура, в деятельности которого я принимал участие с детства.

Курдский язык, философия и театр связаны и загимают важное место в моей жизни.

– У вас есть своя театральная группа. Как она сформировалась и что вы успели создать?

– Мы поставили короткую и красивую пьесу «Хеви Екта», адаптировав для сцены историю, написанную курдской актрисой Хеви Шаногар. Она погибла по пути на театральный фестиваль, который проходил в 2004 году в Киркуке. Могила Хеви находится в Махмуре. Екта Херекол – ещё один революционер, которого мы воспеваем, это актер и человек, работавший над тем, чтобы наша культура жила в этом лагере. Мы назвали пьесу «Хеви Екта» в память о них обоих, и это стало хорошим названием для нашего первого опыта.

Театральная деятельность шла годы, но формально мы создали группу в конце 2016 года.

– Сколько вас человек и какие пьесы вы успели поставить?

Нас шестеро, но в некоторых пьесах занято больше актеров, иногда мы также приглашаем своих друзей из центра культуры.

За прошедшие 3-4 года мы поставили «Хеви Екта», «Демократию», «Любовь розы и рыбы», «Богиню», «Зилан», «Исчезновение» и, наконец, «Курдистан» – адаптацию «Антигоны». У нас был тур по Рожаве с пьесой «В поисках правды», во время которого мы познакомились с театральной жизнью Рожавы и поставили нашу пьесу во многих городах.

Но главное место нашей деятельности – Махмур. Когда мы готовим пьесу, мы ставим ее минимум трижды. Здесь у нас нет большого зала, только несколько помещений.

– Как жители Махмура воспринимают ваши спектакли?

– Люди любят театр. Мы работаем для публики так часто, как можем, показывая свои пьесы. Лагерь сам по себе невелик, и когда пьеса готова, она немедленно становится новостью, о ней говорят, критикуют ее целыми днями. Каждую из наших пьес мы показываем по меньшей мере тысяче зрителей. Обычно это бесплатно. Культурный центр старается идти навстречу нашим нуждам.

– У вас есть новые идеи?

– Мы хотим закончить работу над очередной пьесой к концу февраля. Хотелось бы иметь возможность поставить её после 15 февраля.

Труппа занята этой работой, но все равно принимает участие в семинарах, которые привлекают многих людей. Они представляют собой программу обучения и длятся 2-3 месяца. Занятия проходят, как правило, 1 день в неделю. Мы работаем над голосом, делаемупражнения для диафрагмы, изучаем жесты и мимику, даем базовые уроки актерского мастерства. Мы преподаем тем, кто заинтересован в театре. Некоторые присоединяются к нам, потому что ищут, чем занять свободное время, но это не проблема, потому что такие занятия – социальная деятельность, цель которой –вызвать интерес к актерскому делу. Практические тренировки могут быть разными, но помимо них мы даем теоретические знания и технические навыки.

– С какими сложностями вы сталкивались? Какие цели вы ставите?

– Как бы там ни было, мы живем в лагере, в котором некоторые возможности отсутствуют, нам ставят препоны блокада и наличие границ. Но мы крепки духом. У нас есть надежды. Например, мы следуем путем наших товарищей, которые работают над курдским национальным единством в Европе. Как актеры и жители этого лагеря, мы поддерживаем их ценный труд и хотим вносить в него свой вклад. Наши актеры поедут на юг, чтобы дать концерт и призвать к национальному единству курдов.

Нам нужно работать над тем, чтобы с лагеря была снята блокада. Решение проблем, довлеющих над этим местом, зависит от национального единства. Если курды будут едины, политическое давление на лагерь может быть прекращено.

– Вы когда-либо ставили пьесы на юге?

– Пока ещё нет, но нам следует это сделать. В Сулеймании и Эрбиле проходят фестивали. Бывают и международные. Если политические препятствия перестанут быть помехой, мы хотели бы принять в них участие. Искусству не должно ставиться политических препон.

Хотите что-либо добавить?

– Работа в сфере искусства идет в этом лагере долгие годы. Мы работаем и с детьми – так, в прошлом году мы поставили детский спектакль «Восемь». Мы ведем занятия для детей. Сейчас их посещают около 50 детей, о чем я и хотел упомянуть.

Те, кто хочет с нами познакомиться, поддержать нас, могут написать нам в Фейсбуке на страницу под названием «KomaHêviyekda» («Группа надежды»).

* — террористическая организация, запрещенная на территории РФ