Мать Хедие всегда ассоциируется у меня с кочевой жизнью, которая хорошо известна нам по литературе и по воспоминаниям нашего народа. Хедие – курдская мать, с помощью которой я прикоснулась к кочевой культуре. Когда я разговариваю с партизанкой Дирок о кочевой жизни, сражающейся с 1998 года, в мою голову приходит образ Матери Хедие.

Хедие родилась в семье кочевников в Ботане. Она жила кочевой жизнью, пока ей не пришлось покинуть родные края. В 1990-е годы турецкое государство поставило своей целью стереть с карты область Джизре (провинция Ширнак) и усилило оккупационный режим, принуждая местных жителей становиться доносчиками и «сельскими стражами». Хедие оставила свой дом, животных и всю свою прежнюю жизнь и поселилась в неизвестном для неё городе. Из прошлого она взяла только кочевую культуру и свою честь, которую она никогда не предавала.

Кочевая культура в городе

Мать Хедие попыталась жить согласно кочевой культуре и в городе. Как я узнала об этом? На собственном опыте. Хедие пускала телёнка, родившегося зимой, спать в жилую комнату вместе с детьми. Её не интересовало мнение окружающих, что жизнь бок о бок с животными чревата различными болезнями. И Хедие стелила телёнку спальное место у очага, и давала ему бутылку с молоком перед тем, как дать её собственному ребёнку. Когда через несколько дней телёнок, ставший к тому моменту полноправным членом семьи, окреп, Хедие отдала его на попечение светлой корове, которая терпеливо ожидала этого момента.

Кочевников принуждают стать агентами государства

Хедие готовила молоко своих животных только на дровяном огне. Она была убеждена, что йогурт становится густым и вкусным только на таком огне. Она никогда не покупала яйца в магазине – всегда давала своим детям только яйца собственных куриц. Она считала только такие яйца полезными и заслуживающими доверия. Хедие отличалась от окружающих не только акцентом и кочевой одеждой. Она была непохожей и притягательной своим от природы сильным характером, а также верностью своей стране и культуре. Она не изменяла себе ни при каких обстоятельствах.

Я спросила Дирок, которая рассказывала о кочевой культуре и напомнила мне о Матери Хедие, каково сейчас положение кочевников в Ботане? То, что я услышала в ответ, расстроило меня: «Враг по-прежнему держит Курдистан в режиме оккупации и ведёт тотальную войну против населения. В конце концов, это коснулось и кочевников. Их принуждают к шпионажу. Враг хочет, чтобы от каждой семьи был хотя бы один агент. Шпионы часто появляются в облике пастухов, иногда кочевников. Как правило, нам нужно мало времени, чтобы вычислить их. Но это просто невероятно, чтобы люди в таком регионе как Ботан велись на ухищрения врага», — говорит Дирок.

Хранить честь

«Однако те курды, что преданы своей стране, дают правильный ответ, — добавила Дирок, — они говорят: «Враг давно утратил всякое чувство чести. В этом году кочевников поставили перед выбором: стать информаторами или потерять возможность кочевать по высокогорным пастбищам. Гордые кочевники ответили: «Если мы должны либо стать агентами, либо оставить кочевую жизнь – мы оставим кочевую жизнь!» Этот ответ – не только пощёчина фашистам-колониалистам, но и пощёчина предательству и капитуляции. Эти люди не променяют свою честь ни на что на свете, и они верят, что партизаны защищают честь и жизнь».

Слова партизанки Дирок опять напомнили мне о Матери Хедие. Её семья оставила кочевую жизнь 25 лет назад, когда их пытались принудить стать «сельскими стражами» на службе государства. Теперь другие семьи показывают ту же позицию: бросить свой образ жизни, лишь бы не стать доносчиком. История повторяется, и оккупанты Курдистана вновь могут убедиться, что народ Курдистана считает партизан хранителями своей чести.

источник: anfrussian.com