Мать Чичек Кобани призывает поддержать свою дочь

13

Судебный процесс против Чичек Кобани продолжится 28 июля в Урфе, Турция. Ее мать обращается в правозащитные организации с призывом встать на защиту дочери, похищенной джихадистами из северной Сирии и вывезенной в Турцию.

Чичек Кобани была ранена 21 октября в деревне Мишрефа близ Айн-Иссы, после чего была взята в плен джихадистской группировкой «Ахрар аш-Шам» / батальоном «Дарат Изза», которые в составе джихадистских сил вторжения под названием Сирийская национальная армия (СНА), созданных Турцией, приняли участие в оккупации северной Сирии в нарушение международного права. Фотографии и видеозаписи захвата, в которых сообщалось о скорой казни Чичек Кобани, появились в интернет-сетях.

Джихадисты показали бойца ЖОС и кричали: «На бойню, на бойню!» Только после международных протестов ее перевели в Турцию. В Урфе во время операции в ее ногу была вставлена металлическая вставка, после чего сирийская гражданка была помещена в тюрьму строгого режима Урфы. После операции Чичек Кобани не могла самостоятельно встать на ноги и позаботиться о себе. Суд над ней начался в начале июня. Обвинениями в адрес военнопленной являются «нарушение единства и целостности государства», «членство в вооруженной террористической организации» и «умышленное покушение на убийство».

Кампания «Женщины защищают Роджаву» взяла интервью у матерью Чичек Кобани на севере Сирии. Семья прожила в Турции семь лет. В марте отец Чичек Кобани и два его брата были насильственно изгнаны из Турции. Спустя некоторое время вся семья вернулась в Рожаву.

– Что вы можете рассказать о нынешнем положении вашей дочери? Как она оказалась в турецкой тюрьме?

– Сначала в течение 4 дней у нас не было никакой информации, и когда она исчезла, мы подумали, что ее, должно быть, убили. Через четыре дня на телефон моего мужа была отправлена видеозапись ее захвата. Мы немедленно сообщили всем, кого знали в Рожаве, и начали ее искать.

В то время мы жили в Турции, однако нам удалось найти курдского адвоката и пойти в правительственное учреждение с ее фотографией. Мы боялись, что нас тоже арестуют, но хотели узнать, где она, и убедиться, что она жива.

Курды – четвертая по численности этническая группа на Ближнем Востоке и одно из наиболее преследуемых меньшинств нашего времени. Нигде их будущее не находится под такой угрозой, как в Турции, где курды составляют четверть населения.

После нескольких дней в больнице и еще одной недели в тюрьме Урфа Чичек была доставлена в тюрьму Хилван без какой-либо медицинской помощи и все еще с металлом в ноге.

– Как ее здоровье и психологическое состояние и есть ли у вас возможность общаться с ней?

– Ее нога в очень плохом состоянии. Она не может нормально передвигаться, даже переодеваться самостоятельно. Она очень беспокоится о своем здоровье. Мы боролись за то, чтобы она вылечила свою ногу, но уже 6 месяцев прошло, и она до сих пор не получила нужного лечения. Она не может быть самостоятельной, и это влияет на ее психологическое состояние.

Во время пандемии коронавируса многие заключенные были освобождены, но она и другие политические заключенные – нет. Она была ранена, и из-за этого ее следовало освободить.

Все посещения были приостановлены, и никакие меры предосторожности против вируса не предпринимались; даже медицинские осмотры не проводились.

Турция также осуществляет различные меры по борьбе с COVID-19 в тюрьмах по всей стране, включая весьма спорный специальный закон «Об амнистии», который позволил освободить около 90 тысяч осужденных.

Согласно сообщениям правозащитных и надзорных организаций, условия содержания в тюрьмах ухудшились в связи с пандемией.

Турецкие власти не следуют подходам и руководящим принципам, установленным Всемирной организацией здравоохранения, Комитетом по предупреждению пыток (КПП) или уполномоченными по правам человека ООН и Совета Европы. Жизнь заключенных находится под большой угрозой.

– Как часто вам удавалось видеться с Чичек?

– Мы могли навещать ее раз в месяц и говорить по телефону раз в неделю по 10 минут. Мы жили под постоянным давлением турецкой полиции, которая каждый месяц была в нашем доме. Мы получали угрозы, и нас унижали. Моего мужа и двух сыновей арестовали и пытали. Они даже сломали моему мужу пальцы.

Наш адвокат также был арестован и подвергся такому же обращению.

Из-за постоянного давления и угроз три месяца назад мы решили покинуть Турцию и переехать в Рожаву, откуда мы родом. С тех пор мы не виделись с дочерью.

Турецкое правительство не приостановило свою антикурдскую политику даже в условиях глобальной пандемии. Напротив, правительство использует пандемию как возможность для дальнейшего подавления курдских демократических организаций, и в частности управляемых ими муниципалитетов.

– Вы хотите направить какое-нибудь послание международному сообществу?

– Правозащитные организации не должны молчать, потому что Турция нарушает международное право. Чичек не была арестована в Турции. Она была ранена и похищена в своей стране. Она была похищена на глазах у всего мира наемниками-джихадистами и передана Турции. Это очевидно доказывает, что Турция сотрудничает с джихадистскими группировками и поддерживает их.

Суд над нашей дочерью назначен на 28 июля 2020 года. Мы хотим, чтобы правозащитные организации знали о ее положении и вмешались, чтобы помочь ей вернуться домой к своей семье.