Спасти и защитить «родное»

33

              Россия. Кому, как не ей, знать истину борьбы с фашизмом? «Как бы ни были высоки наши побуждения» -говорил Константин Симонов-«Война всё равно остаётся противоестественным состоянием человека, не потерявшего людской облик». Великая Отечественная война, унёсшая жизни миллионов советских людей. Бесконечные дни блокадных городов, подчинённые задачам военного времени. Бесценным вкладом работников культуры было спасение национального достояния: художественных, литературных и исторических памятников. Будь то картина или устный народный фольклор. Будь то выступление самодеятельного ансамбля в госпитале или спрятанная от варварских костров коллекция книг. Не приказ командира держал советского солдата на ногах, а его желание защитить и спасти «родное». Ведь именно в культуре народа сосредоточена вся живительная сила мира. Нам кажется, что страшные события минувших лет давно стали страницами истории, и где-то вдали от наших тёплых уютных домов идёт «иная война» не за родной язык и право на будущее, а за «сферы влияния», «доминирование в регионе», «нефтедоллары» и прочие популярные понятия, подменяющие святую правду. Замерзающие музыканты, репетирующие в разрушенном бомбардировкой здании умирающие от голода художники, создающие из последних сил плакаты, картины, скульптуры. Эти образы, знакомые с детства из учебников Отечественной истории-наша действительность и поныне. Нет никаких «сфер влияния» и «угроз национальной безопасности» есть только трагедия народа, вынужденного взять в руки оружие и простое понятное «спасти и сохранить родное».

             Из материалов интервью товарища Бери, человека, посвятившего свою жизнь спасению и развитию курдской культуры:

             Вот вы спросите, кто они-кадры, ведущие борьбу в сфере культуры?.. Отвечу прямо: «Что бы мы ни делали, где бы ни жили наше настоящее и будущее — это всё культура!.. Особенно для курдов, с учётом реалий, сохранение культурного достояния-вопрос жизни и смерти!»

             Решение стать бойцом РПК-не эмоциональный шаг, не спонтанно возникшая идея!.. Защитить традицию и наследие — это и есть защитить Родину. Я прошла долгий и извилистый путь, прежде чем сумела стряхнуть с себя пепел сожжённой истины и осознать: кто мы, если нет у нас «лица»? Кто мы, если «носим маски других народов» ?

            Один день перевернул всю мою жизнь, изменив её навсегда. В Измире курдские активисты открыли культурный центр ( просуществовал он недолго и был закрыт по тем же идеологическим причинам, что и другие язык, музыка, танец-запрещено и является пропагандой сепаратизма ).  Тогда я ещё училась и работала в Стамбуле, а в Измир приехала навестить родственников. Внутреннюю пустоту, образовавшуюся после переезда из Курдистана, пыталась заполнить чтением, учёбой, поисками направлений для профессиональной деятельности  но всё это приводило лишь к одному: отдалиться «от себя»-легко, убежать-невозможно. В зале культурного центра под магические звуки традиционной музыки рождалось настоящее волшебство! Дахол и зурна, сливаясь с отточенными движениями танцоров, вдруг, словно, разбудили моё сердце. Ансамбль исполнял говэнд региона Битлис, мастерски вымеряя каждый шаг Столько лет прошло, и до сих пор помню, как завораживающе танцевала группа. В тот миг из глубины души пробились ростки: «Я не Бери, если я не курд!.. Ничто мне не заменит родной культуры! Без неё меня нет!»

             Быть кадром РПК в сфере культуры-значит пронести курдскую культуру через всю жизнь. Учиться, познавать, открывать, возрождать, возвращать утерянное, давно позабытое, уничтоженное, угнетённое сломанное. Куда бы ты не направился-твоя задача донести до людей самую главную истину «наследие народа-его корни мы не выживем в отрыве от собственной традиции». Движение неразрывно связано с защитой духовного! Герилла, хевал, боец фронта. Оружие на поле боя ещё не определяет твой путь.  Каждый партизан понимает: войну не выиграть без осознания «себя» иначе тебе незачем бороться. Нужно всегда помнить, что за твоей спиной. За твоей спиной-родная культура. Мы не по своей воле взяли в руки автомат. Не нами начата война. Если бы существовал другой способ защититься, был бы сделан иной выбор. Весь мир знает: не претендуем на чьи-либо земли, не упиваемся насилием, отнимая у людей право на их язык, традиции будущее. Турки, арабы, персы, русские, курды-нам всем даровано свыше открыть глаза и увидеть великолепие национального многообразия. Так почему же кто-то должен быть лишён своих истоков?

         Уничтожение системы ценностей целого этноса-нечто большее, чем война. Без культуры исчезновение курдского народа-вопрос времени. Поэтому мы должны бороться с удвоенной силой! Наверное, многие из вас думают, будто условия партизанских гор отдаляют человека от духовного вынуждают зачерстветь. И нет места в наших буднях простому и величайшему чуду на земле-созерцанию? Я отвечу не только за себя, но и за каждого своего товарища: «За всю эту красоту без промедлений и раздумий отдам жизнь! Десять жизней! Готова умереть бесчисленное количество раз, лишь бы не остановилось сердце моей родной культуры!»

       «Жизнь отдать»-не фигура речи не громкие слова не образность. Я знала многих, кто погиб на этом пути. Им нечего было отдать, кроме собственной жизни, чтобы путь возрождения культуры не прервался. Это и была их мечта. Не власть, не амбиции, не жажда славы. Искусство, традиции, национальные ценности-вот, пожалуй, и всё. Большего у судьбы не просили. Никто не вступает в ряды РПК, чтобы умереть! Наша цель-не война! Наша цель-жизнь! Жизнь курдской культуры, её будущее!

      «Кадра культуры» легко отличить среди других партизан: он при любых обстоятельствах носит с собой блокнот и ручку и пишет, пишет. Всё, что удаётся проанализировать, увидеть, услышать, почувствовать-абсолютно всё заносится в дневник. Стихи, поговорки, рассказы людей, зарисовки к спектаклям, описания разнообразных танцев и истории их происхождения. К примеру, многие песни, которые вы слышите сейчас, родились в горах. Автор погиб, но его творчество снова и снова возвращает к памяти всё то, чем жил человек. Это, словно, перерождение. Работы погибших товарищей мы сохраняем в нескольких копиях. Сканируем, копируем. Оригиналы перенаправляем в архивы. Когда-нибудь настанет мирное время, и тогда создадим большой музе. Наше прошлое и будущее. Их вклад. Тех, кого уже нет. В партизанских горах уголки памяти-особое место. Там продолжают свой путь кадры культуры, поддерживая и вдохновляя нас. Актёры, певцы, музыканты, писатели, художники. Посмертно изданная книга твоего товарища-его второй шанс поделиться с людьми той любовью, что пылала в груди, пока он творил и верил и боролся. Новое поколение однажды узнает, как строился новый мир и через какие испытания прошли те, чьи глаза по-прежнему улыбаются нам из глубины старых фотографий.

        Хеви Шаногер — Так его звали. Он был деятелем театрального искусства. В ряды РПК вступил ради возрождения и развития народной традиции. До последнего вздоха служил театру. В память о нём фронтовой театр Шаноя Чия (Театр гор) поставил спектакль «Эвина Гуль у Маси» ( «Любовь цветка и рыбы » ). Мы познакомились с Хеви Шаногер в Измире. Вместе учились и играли в спектаклях любительского театра. В то время никто ещё не знал его. Жизнерадостный, целеустремлённый человек.  Днём подрабатывал на стройке, красил стены, а по вечерам спешил в культурный центр на репетицию. Театр и учёба занимали все его мысли: ни одного урока актёрского мастерства не пропустил! С самого детства заветной мечтой Хеви было создание профессионального курдского театра. Но, как и мечтам миллионов курдских детей, этому не суждено было сбыться в рамках системы Турции. Чем ближе мы становились к поставленной цели, тем выше вырастала стена притеснения. Театр возможен только «не курдский». Вступая в ряды РПК, я призналась ему, что, кроме тщетности усилий, у нас нет иного исхода. Не дадут найти себя. Не будет у нас театра, к которому стремимся. Так наши пути разошлись. Хеви остался и пробовал добиться справедливости. Через несколько лет мы встретились. В партизанских горах. Теперь Хеви был не Хеви, а хевале Хеви Шаногер. Смерть настигла его по дороге в Киркук. Машина театральной группы попала в аварию. Думаю, в последние минуты он жалел лишь об одном: что не представит новую постановку на театральном фестивале, к которому группа готовилась вопреки всем трудностям партизанского фронта.

            Оглядываясь на прошлое, я могу сказать, что впереди ещё многое предстоит сделать. Благодаря сопротивлению культура, оказавшаяся на грани исчезновения, встаёт с колен и поднимает голову. В нашем деле нет малоценного или незначительного-важна даже самая крошечная песчинка. Война не ограничивается линией фронта, а смерть бывает не только физической. На момент, когда я присоединилась к освободительному движению, почти уже не понимала языка, на котором говорила в детстве. Больно осознавать. Будто не помнишь лица своей матери. Как это возможно? Возможно. Именно на это и ориентированы стратегии врага-отнять всё до последней крупицы, заставляя позабыть цвет, вкус, запах «родного » превратить нашу культуру в пепелище и искоренить её под любым предлогом. Уже будучи в рядах РПК, изучала курдский буквально с нуля. Вернуть то, что было украдено у меня стало личной борьбой. Я горжусь каждым словом, произнесённым на языке моего народа.

Ничто во мне не забудет и не отречётся от слов: «Я-курд»