Президент Курдского института* Сами Тан рассказал, что, хотя по-курдски стали чаще читать и писать, говорить на нём стали меньше. Тан подчернул, что для того, чтобы язык развивался, нужно, чтобы родители говорили с детьми по-курдски с самого раннего возраста.

Отмечая 15 мая, День курдского языка, президент Тан дал интервью агентству «Месопотамия». Он подчеркнул, что в Турции курдский язык не имеет официального статуса, его рассматривают как диалект.

Тан заявил, что курсы курдского в университете и версия телеканала TRT («турецкая государственная телерадиокомпания») на курдском языке называют его «живым языком», хотя за этим фактически подразумевается «язык, который нам пока не удалось уничтожить».

КУРДСКИЙ ЗАПРЕЩЁН ВО МНОГИХ ШКОЛАХ

Вспоминая, что в прошлом Партия справедливости и развития (ПСР) использовала курдский язык во время предвыборной агитации, Тан сказал: «Они пытались использовать курдский на предвыборных плакатах, но закончилось всё тем, что они начали стыдиться этого, а большая их часть об этом даже не знала. В ходе ближайших выборов из-за националистических установок Партии националистического движения (ПНД) и политики запретов режима Чрезвычайного положения, они уже не будут использовать курдский. Фактически, на настоящий момент только Демократическая партия народов (ДПН) использует этот язык в пропагандистских материалах. И больше никто».

Там обратил внимание на то, что во многих школах региона ученикам, чей родной язык — курдский, запрещают на нём говорить. Он рассказал, что можно своими глазами увидеть на доске надпись «Я больше не буду говорить по-курдски».

Тан описал отношение турецкого общества к курдскому языку:

«Это общество забывает то, что хочет забыть. Оно годами утверждало, что «геноцида армян не было» или что «нет никаких курдов». Другими словами, общество пытается забыть то, что государство и правители велят ему игнорировать. В частности, в начале 2000 года курдское общество решительно выразило свою волю сначала в Европе, а затем в ходе демократической борьбы. Государство отреагировало политикой запретов. В частности, они убрали с улиц курдские вывески.

ОСТОРОЖНЕЕ С САМОАССИМИЛЯЦИЕЙ

Тан также указал на то, помимо давления государства, негативную роль играет и самоассимиляция курдов:

«За 90 лет запретов и ассимиляционной политики, направленной против курдского языка, которые проявлялись и в его насильственном подавлении, снизили уровень безопасности курдского общества. Эти попытки сломить волю общества принесли некоторые плоды. Как до такого дошло? Новое поколение понемногу оставляет родной язык, в частности, когда люди перестают говорить по-курдски с собственными детьми. Спустя поколение разрыв становится ещё сильнее. Хотя для того, чтобы изменить такое положение вещей, прикладываются усилия в рамках политического процесса, но эти усилия носят скорее индивидуальный, чем организованный и коллективный характер. Таким образом, самоассимиляция играет важную роль. Это особенно заметно, если взглянуть на общество с социолингвистической точки зрения: доля говорящих по-курдски падает, хотя одновременно с этим курдская грамотность растёт. Такая ситуация вызвана именно самоассимиляцией».

НЕОБХОДИМОСТЬ КОМПЛЕКСНОЙ БОРЬБЫ

Обратив внимание на важность защиты курдского языка, Тан подчеркнул, что, прежде всего, необходимо рассматривать общество и его борьбу в целостности. Тан сказал, что борьба исключительно в области языка не принесёт значительных результатов. «Борьба должна быть комплексной, она должна включать защиту идентичности, существования, демократии. Очень важно создавать языковые острова (эксклавы), но важна и организованная борьба. Ответственность за это, очевидно, ложится на плечи политически активных людей, которые должны найти адекватные способы борьбы за язык так же, как и за другие права».

* Курдский институт Стамбула был закрыт в 2015 г, но в 2017 снова открыт под именем Института курдских исследований.

источник: anfrussian.com