Тюлай Коркутан, кандидат от Демократической партии народов (ДПН) в Стамбуле, дала интервью корреспонденту агентства «Фратньюс».

 -Как вы пришли в политику?

— Я родом из Эсенюрте. Еще будучи школьницей, я узнала, что такое эксплуатация и социальное неравенство. Я работала в буфете в отеле с бассейном, где также работала моя мать. Люди там за день тратили больше, чем моя мать получала в месяц. Это очень повлияло на меня и заставило сформировать свой взгляд на мир. Там начала свою общественную деятельность: сначала в Союзе домохозяек Имесе, затем работала в инициативной группе «Женщины за мир», а потом – с женскими ассамблеями ДПН. ДПН – партия женщин и молодежи. Я в политике с 18 лет, и пришла я в неё с протестных улиц. А в ДПН с момента основания. Сейчас я хочу дать власть в парламенте женщинам. После объявления чрезвычайного положения меня арестовывали вместе со всеми во время протестов. Свобода выражения мнений, свобода мыслей были, своего рода, заключены в тюрьму. По моему мнению, Партия справедливости и развития (ПСР) делает всё, чтобы сломить волю женщин, рабочих, молодежи, социалистов, революционеров. Но в это же самое время, сама того не осознавая, ПСР своей репрессивной политикой фактически политизировала улицы. Единственное место, где можно противостоять этому режиму – это ДПН.

— Расскажите подробнее об этой партии.

— ДПН – это голос угнетенных, рабочих, молодежи и, самое главное, женщин. Я социалистка и феминистка. ДПН дает мне возможность для самовыражения. Мои идеи, мой голос более заметен в ДПН. ДПН – единственная альтернативная партия, которая защищает женщин, выступает за их права. Даже сама внутренняя система в ДПН указывает на этот факт. В ДПН есть квоты для женщин, система сопредседателей, где одним из сопредседателей обязательно должна быть женщина. ПСР же пытается диктовать женщинам, что они могут и что не могут делать. ПСР, созданная на турецко-исламском синтезе и единоличном режиме, маргинализирующая и криминализирующая всех инакомыслящих, особенно опасна для женщин. Свидетельством этого являются законы, принятые в парламенте касательно женщин. Сколько детей должно у женщин, какой у нее должен быть цвет помады, как они должны одеваться, как долго они могут гулять по улице во время беременности… Они пытаются навязать женщинам свои законы и политику, которая фактически просто делает из женщин домашних пленниц. ПСР хочет добиться того, чтобы единственной задачей женщин была забота о семье и о муже.

— Каково положение молодежи в современной Турции?

— Правительство ПСР лишает молодёжь будущего. Оно разделяет университеты, постоянно меняет экзаменационные системы. Для выпускников нет никакой работы. Среди молодежи высокий уровень безработицы, и наличие диплома не гарантирует трудоустройство. ПСР заставляет университеты увольнять преподавателей. Это всё – краткое резюме того, что она сотворила с современной системой образования. Чтобы понять, в какой стране мы живем, достаточно посмотреть на обещания и реальные дела ПСР за эти шестнадцать лет.

Не будет никакой демократии, если у власти останется руководители ПСР. Они сказали, что решат курдский вопрос, а потом посадили в тюрьму избранных самим народом депутатов и мэров. Они говорят, что пытаются справиться с попыткой переворота, а потом управляют страной, не обращая внимания на законы из-за введённого ими чрезвычайного положения.

— Женщины могут что-то изменить?

— Мрак рассеется, и важную роль в этом сыграют женщины. Если что-то изменится, то только при участии женщин. И в этом смысле важно отметить, что ДПН является единственной партией, где к женщинам прислушиваются. Если нас изберут, мы сначала встретимся с женщинами и молодежью, чтобы вместе работать над их предложениями. Для начала в каждом микрорайоне должен быть детский сад. Я знаю, многие не могут работать, потому что просто негде оставить детей, о детях нужно заботиться и сидеть с ними. Также в каждом городе должны быть построены действительно защищенные и безопасные дома для женщин. Сейчас существуют приюты, но над ними нет никакого контроля со стороны женских организаций. Мы изменим министерство семьи и социальной политики, мы откроем министерство по делам женщин. Многие женские объединения были закрыты из-за декрета о чрезвычайном положении, мы их вновь откроем.

— Каковы будут ваши действия в отношении политических заключенных?

— Политики и журналисты, содержащиеся в тюрьмах практически, как в плену, будут, наконец, освобождены. Мэры, депутаты, журналисты – все будут освобождены. Ни один политзаключенный не останется в тюрьме. Мы откроем центры солидарности женщин. Я представляю себе страну, где все равны, никто не страдает от голода, дети не попрошайничают на улицах, женщины могут безопасно путешествовать из города в город, и где никто не подвергается репрессиям из-за национальности или религии.Я представляю современную страну, где все живут в мире. И я буду стараться воплотить эти представления в жизнь.

источник: kurdistan.today