Мы впервые узнали ее имя, когда она попала тюрьму вместе со своей дочерью. Причиной для того, чтобы отправить мать с младенцем в тюрьму стало нежелание покидать свой дом из-за комендантского часа. 96 дней Тосун отказывалась покинуть район Сур, один из самых древних районов города Амед.

После 15 месяцев тюрьмы Ремзие Тосун освободили. Её дом в Суре был полностью разрушен. Ей пришлось обратиться за психологической помощью, чтобы пережить эту травму.

На выборах 24 июня Тосун баллотируется в качестве кандидата от Демократической Партии Народов (ДПН) в Амеде. Сейчас она готовится стать голосом женщин в парламенте. В особенности тех женщин, которые являются жертвами нападений государственных сил на Сур.

Мы присоединились к Ремзийе Тосун во время её избирательной кампании и обратили внимание на то, как рады ей жители города. Женщины особенно тепло встречают Тосун в деревне в окрестностях Амеда Коджакёй. Они принимают Тосун, как «свою». «Все будет намного лучше», — обещает она матерям, потерявшим своих детей.

Итак, кто такая Ремзийе Тосун?

Ремзие Тосун родилась в Багларе (Амед). Вышла замуж, когда ей было 18 лет, и переехала в Суричи, в район Фатихпаса. Здесь она провела 20 лет.

У Тосун четверо детей. Когда был объявлен комендантский час, она не захотела покидать свой дом. «Во время комендантского часа у нас выламывали входные двери. Дома превращались в руины», — вспоминает она. – «Я не хотела покидать дом, в котором мы жили, и в который я вложила столько труда».

«В Суре мы дышали»

Тосун говорит: «Мы дышали в Суре. Несмотря даже на то, что у нас была сложная экономическая ситуация: бедняки жили в Суре». Но жизнь в Суре была мало похожа на жизнь в застенках многоэтажек, больше напоминающих тюрьмы.

Лицо Тосун сияет, когда она вспоминает о своих отношения с соседями в этом районе: «День в Суре начинался в 6 утра. Мы стучали друг в другу в двери, собирали шланги и метлы, чтобы подмести и помыть улицы. Между нами было чувство солидарности и поддержки. Фрукты и овощи росли в саду Хавсал. Мы помогали друг другу делать покупки. Дети свободно гуляли по улицам. Было ощущение соседства, взаимопомощи».

Она рассказывает о том, как отличалась жизнь в Суре от того, как она живёт сейчас в одной из многоэтажек, похожих, по её мнению, на тюрьму. «Я живу здесь целый год, а соседа еще даже не знаю. А в Суре мы все друг друга знали. Когда была свадьба или кто-то умирал, соседи сообщали друг другу сразу, и навещали людей вместе. Если у кого-то был гость, то тут же на помощь приходили соседи и помогали накрывать на стол», — вспоминает Ремзийе.

«Я подумала, что моя дочь мертва»

Во время нападений на Сур и комендантского часа Ремзие Тосун оставалась дома вместе со своей 14-месячной дочкой Баритан.

«Это было очень трудное время. Я никогда не забуду тот день, когда они лишили нас дома. Это было 3 марта 2016 года. Беритан потеряла сознание из-за распыленного перцового баллона. Я не могла встать из-за кашля. Моя доченька не слышала, как я звала её, она не двигалась. В тот момент я подумала: «Беритан мертва», — рассказывает с болью Ремзийе.

К счастью, Беритан пришла в себя и Тосун дала ей молока: «Моя дочь вернулась к жизни. Но я никогда не смогу забыть тот момент, когда она была без чувств…»

После этого ужаса, который пришлось пережить матери и ребёнку, их отправили в тюрьму: «Меня арестовали, потому что я не хотела покидать наш дом, не хотела, чтобы они разрушили наш дом».

Спустя 15 месяцев тюрьмы их освободили. Ремзийе Тосун пришлось обратиться за психологической помощью. Она рассказывает, что ей не хватило духу вернуться в Сур, чтобы увидеть руины, которые когда-то были её домом. «Я горела изнутри», — сказала она.

Я хочу быть голосом женщин

«Мне звонят мои соседи и поздравляют меня. Они мотивируют меня. Они очень попросили рассказать историю о том, как их выгнали из домов», — рассказывает Тосун.

Тосун рассказывает, что атаки на район и комендантский час были очень тяжелым и травматичным временем особенно для женщин: «Никто не знает, что пережили женщины в это жуткое время. Если меня изберут, я буду голосом этих женщин. Как я могу забыть плач женщин на разрушенных улицах?»

«Все знают, что демократизация Турции произойдёт только вместе с решением курдского вопроса. Необходимо работать над тем, чтобы курдского национального лидера освободили», — считает Тосун.

источник: kurdistan.today