Интервью с командиром Женских отрядов самообороны Западного Курдистана (ЖОСЗК) Нужин Дерик.

— Проанализируйте, пожалуйста, тридцать дней Эпохального Сопротивления в Африне.

— Турецкое правительство, опираясь на некоторых камикадзе, купленных за деньги, уже четыре года ведёт войну в регионе Африна. Эти камикадзе всем известны: в основном, это боевики Нуретдин Зенки, группировки Султан Мурад, Хайят Тахрир Аль-Шам (она же Джабхат ан-Нусра), некоторые группировки, образованные в Идлибе, и террористы ИГИЛ.

Турецкая армия захватчиков, идя вслед за наёмниками, применяет оружие новейших технологий вот уже месяц. Всеми своими силами и возможностями, в том числе – через прессу и другие средства массовой информации, близкие к властям, агрессор пытается объяснить и оправдать сложившуюся не в его пользу ситуацию.

Исследователи военных побед Эрдогана ежедневно мелькают на экранах турецкого телевидения. Всех жителей Африна

они называют, не иначе, как террористами, оправдывая своё вторжение борьбой с ними.

В прессе властями Турции постоянно делаются заявления, что все, кто поддерживает Африн, тоже террористы. То есть, наш народ, всем сердцем поддерживающий сопротивление своих братьев, по мнению Турции, террорист.

Откровенно говоря, Турция сама является главным источником террора, так как постоянно помогает ему и распространяет по миру.

— Есть сведения, что Турция переводит наёмников ИГИЛ из Идлиба в районы боевых действий в Африне. Правда ли это?

— Чтобы ответить на этот вопрос, надо раскрыть некоторые факты. Кем спонсируется Идлиб? Кто его прибрал к рукам? И кто хотел установить там зону деэскалации? Разве не Турция, находящаяся сейчас там? Кто правит в этом городе и кем? В Идлибе укрепились сирийский филиал Аль-Каиды Джабхат ан-Нусра и другие группировки. Все они, по сути, игиловцы, которые неоднократно воевали друг с другом, не поделив добычу. Сейчас, как и прежде, Эрдоган собирает эти группы и

отправляет в зону боёв. Если международное сообщество проявит интерес, мы предоставим имеющиеся у нас материалы с доказательствами участия террористов ИГИЛ в турецкой агрессии на Африн. Или это не является доказательством для всего мира? Что устраивает мир?

Лживые заявления тех, кто спонсирует самих террористов?

— Вы можете оправдать участие наёмников ИГИЛ в военных операциях турецких военных? Какое место они там занимают?

— Эти наемники, идя в бой, выкрикивают лозунги и поднимают флаги с символикой ИГИЛ. Вот пример: когда турки и

наёмники заходят в деревню на границе региона Африн, они кричат «Аллах акбар», сжигают тела наших погибших товарищей, издеваются над ними самыми варварскими способами. Только одно это доказывает их принадлежность к ИГИЛ и Аль-Каиде.

У любой войны есть свои законы и правила. Убийства происходят с обеих сторон, но обе стороны ответственны за тела погибших одинаково. Наёмники, ведущие наступление на Африн, попирают все законы войны и традиции гуманности, попросту втаптывая их в грязь. Это тоже является доказательством участия в наступлении на Африн террористов ИГИЛ.

— Каков посыл Турции всему миру в связи с этими преступлениями?

— Турция говорит всему миру, что не знает и знать не хочет международные законы и традиции. Но, извините, международное сообщество само хранит молчание.

— Турецкая армия – вторая в НАТО, она использует сегодня оружие современных технологий: вертолёты, самолёты, немецкие и американские танки. Но в агрессии против Африна она до сих пор далеко не продвинулась. Откуда ваши бойцы берут такую волю и решимость в своём сопротивлении?

— Да, Турция использует в Африне очень современные виды вооружений, нанося колоссальный ущерб деревням и городам региона. В результате бомбёжек, ракетных и других атак гибнут сотни мирных людей, тысячи остаются покалеченными. В начале наступления Эрдоган заявлял о двух днях до захвата Африна, затем он назвал неделю. Сегодня прошло уже тридцать дней со дня начала агрессии, а Эрдоган почему-то молчит.

В борьбе с варварством турецкой армии и её наёмников с нами — вера и уверенность бойцов сопротивления. Мы не остановимся до победного конца. Без сомнения, победа — на стороне сопротивляющегося Африна, потому что все слои общества Африна и севера Сирии стоят рядом со своими воинами в противостоянии современной военной машине Турции.

Уже сейчас за нами – большие победы, нанесшие огромный урон армии захватчика.

— Каков уровень связи народа с бойцами?

— Больше всего злит Эрдогана и толкает его на крайнюю жестокость, — это связь соотечественников региона со своими

сыновьями и дочерями, воюющими в Отрядах самообороны. Народ Африна давно сказал своё последнее слово: «Мы погибнем рядом с нашими детьми или будем жить с ними».

Все жители региона Африн организовали свою жизнь, сообразно военному времени, готовые всегда прийти на помощь фронту. Это очень поднимает уверенность бойцов. Они уже выдержали наиболее сильные удары агрессора и сломили его наступление.

— Армия захватчиков разрушает инфраструктуру населённых пунктов региона: хлебопекарни, водонапорные станции, мечети, школы, детские сады, мельницы и охраняемые памятники культуры… Как вы думаете, зачем Турция использует эти грязные методы ведения войны?

— После больших потерь, которые враги понесли, столкнувшись с самоотверженным сопротивлением наших сил, они стали пользоваться грязными методами. Теперь – это блокада поступления продовольствия для жителей. Сейчас обеспечение граждан всем необходимым, — это первоочередная задача. Кроме того, агрессор поставил целью уничтожение памятников культуры – свидетельств истинной истории региона и его народов.

Другая цель захватчика – освобождение региона от его жителей. Чтобы подтолкнуть людей к выезду, ракетным и бомбовым ударам подвергаются дома и другая собственность граждан. Но налицо – неразрывная связь народа с бойцами сопротивления, которая становится ещё крепче. Это прямо доказывает, что никогда земля не будет отдана врагу.

— Можно говорить о том, что своей политикой Эрдоган пытается изменить демографию региона?

— Можно. Эрдоган и не скрывал, что собирается освободить наши районы от «террористов» и расселить в них 3,5 миллиона беженцев из Сирии, сейчас находящихся в Турции. Большинство наёмников, идущих за Эрдоганом, верят, что так и будет, и земля Африна станет их землёй, достанется им, как трофей.

Здесь я бы хотела заострить внимание на отсутствии реакции со стороны международного сообщества. Очевидно, его пугают заявления Эрдогана о том, что он отправит всех беженцев в Европу и ввергнет её в новый кризис.

— Какие-нибудь силы или правительства оказывают вам помощь в сопротивлении?

— С первого дня захватнического наступления Турции мы опираемся на дух и решимость граждан и бойцов сопротивления. Если бы кто-то был нам помощником, то, наверное, он обратился бы к Турции с требованием прекратить агрессию. Мы противостоим врагу собственными силами и духом свободы нашего народа.

— Вы могли бы подробнее пояснить фразу «дух свободы»?

— Вера, дух и свобода. С этой самоотверженной верой мы сопротивляемся, и это вера нашего народа. Вера в свободную жизнь и борьбу ради неё. С этой верой защищаем свою историю и культуру, противостоим силам захватчиков и угнетателей.

Наша вера в процессе освобождения Родины только крепнет.

— Ваше заключительное слово?

— Бойцы Отрядов самообороны своим сопротивлением пишут легендарные страницы истории народа. Воин со свободолюбивым духом и большой верой может противостоять современной военной машине и запрещённым видам оружия, применяемого армией захватчика, и любым наёмникам.

Принеся в жертву свою жизнь, Арин Миркан приблизила освобождение Кобане от ИГИЛ. Жизнь бойца Созда отдана за победу в Ракке. Жертвуя собой, Авеста Хабур знала, что Африн будет очищен от захватчиков. Мы клянёмся перед её памятью бороться до конца.

Все мы, жители севера Сирии, стараемся оказывать всестороннюю поддержку Эпохальному Сопротивлению в Африне.

Приветствуем его! Призываем все силы поднять свой голос в защиту Африна, разбудить международное сообщество ото сна, остановить варварскую агрессию против Африна. Победа родится из нашего Сопротивления. Мы продолжим его до полной победы.

источник: kurdistan.today