Война против «Исламского государства»: откровения женщин-солдат

307

В Ираке женщины воюют с варварами-мужчинами за человеческое достоинство. Что заставило восточных красавиц взяться за оружие?

Партизанки всегда готовы к тому, что их портретами когда-нибудь украсят стены в курдском доме.

«Подвиг товарища Арин заключался в том, что в самый трудный момент окружения Кобани и попыток захвата города она взорвала себя в гуще исламистов, чтобы показать, что террористам никогда не удастся захватить курдские земли», — рассказывает Мидия, доброволец партизанского отряда Рабочей партии Курдистана.

Сама Мидия после тяжелейшего ранения проходит реабилитацию в России, но от борьбы не отказалась. «Если потерял ногу, руку или глаза, то это не имеет для нас никакого значения, мы не уходим с фронта и с войны», — говорит Мидия.

Она вступила в отряды Оджалана еще девушкой, чтобы бороться за освобождение женщины Востока.

«В первую очередь уничтожалась женщина как явление, как пол, как существо. : Если хотим возродить народ, если хотим все заново поставить на ноги, то в первую очередь женщина должна осознать себя и возродиться, только через нее можно возродить все национальные ценности. Без женщины невозможно вообще ничего возродить», — уверена Мидия.

Но пока Ближний Восток погружается в Средневековье. В сирийском городе Хама казнят женщину, которую обвинили в прелюбодеянии. Отец сам отводит свою дочь в могилу, связывает ей ноги. Дальше в несчастную летят камни.

Командир женского батальона товарищ Багар воюет уже больше 10 лет. Сначала — в Турции, теперь — в Ираке. ИГ для курдов сейчас страшнее турецкой армии.

«Больше всего меня потрясло массовое убийство женщин в районе Киркука. Очень много женщин резали. На Ближнем Востоке, как вы знаете, женщинам всегда было трудно. Но сейчас ИГ превращает женщин в рабов. Их не просто угнетают — их насилуют, убивают. И мы не можем быть в стороне. Поэтому мы воюем за свободу не только женщин, но и за свободу всех людей, которые сегодня страдают от исламского фундаментализма», — отметил Багар.

Курдским женщинам есть за что бороться. Если сторонники всемирного халифата захватят их родину, то иллюзий по поводу своей участи у них давно уже нет.

История женского самопожертвования в Курдистане начинается с партизанки Беритан. Она — пример для всех, вступающих в женский батальон, на нее хотят быть похожей.

«Беритан боролась за права курдского народа. Когда у нее закончились патроны, она сломала свое оружие и бросилась со скалы, чтобы не сдаться врагам. Вот героический ее поступок. Они не боятся смерти, они идут на все ради свободы, ради освобождения своего народа и государства», — рассказал Джамал Шамоян, председатель Союза курдов-езиды России.

В Курдистане отношение к женщинам всегда было не таким, как в остальных мусульманских государствах Ближнего Востока. По преданию, только она могла остановить войну между соплеменниками.

«Она бросит свой платок между ними — и все, через ее платок никто не имел права перешагнуть. Такое было уважение к женщине», — пояснил Джамал Шамоян.

Ей к лицу и цвет хаки, и разноцветные национальные наряды. Ее руки приучены сжимать и тяжелый автомат, и невесомый струнный танбур.

«Я — из захваченного исламистами Мосула. Это очень тяжело, когда твой родной дом, твоя родная земля находятся в руках врага, когда он творит на твоей земле все, что ему заблагорассудится, — признается беженка из Мосула Бермал Чам. — Нам больно, с одной стороны, за свои семьи, оказавшиеся в оккупации «Исламского государства», с другой, — нам очень больно за весь наш народ, который переживает очень тяжелые времена. Но мы верим в то, что нам удастся с этим бороться. Мы, курдские женщины, всегда будем отстаивать свою свободу, свою правду».

Бойцы гериллы, так в Курдистане на испанский манер называют партизан Рабочей партии, учатся вести бои в городских условиях, штурмовать здания, передвигаться под огнем по тесным восточным улицам.

«Когда мы выбивали ИГ из Махмура, погибли три моих боевых товарища. Воевать в городе очень сложно, но мы все равно освободили Махмур», — уверена боец женского батальона Рабочей партии Курдистана Тавин Текушин.

Тренировки проходят на бывшей военной базе армии Саддама Хусейна. Тавин старается не отставать от мужчин. Здесь все мечтают об одном: что когда-нибудь пойдут на штурм столицы всемирного халифата Мосула. Он — в 170 километрах.

«Это самая опасная идеология. Она наводит страх и ужас. Ее цель — смерть и убийства. Мы будем бороться с ними до конца, до полного уничтожения, чтобы их не было больше ни на Ближнем Востоке, ни где-либо еще в мире», — сказала Тавин Текушин.