Спасение Западного Курдистана — это спасение человечества

205

“Революция, не сумевшая осуществить революцию в   жизни женщин, не может называться революцией. Организация, не сумевшая сплотить женщин в союз, не может называться организацией’’.

Абдулла ОДЖАЛАН,

национальный лидер курдского народа.

 

Ежедневно в разных точках планеты мы видим одни и те же картины войны. Это поднимающийся в воздух дым от разрывов бомб, это женщины, бегущие, обняв своих детей, это мужчины, уносящие на спине домашний скарб, это босые дети, слезы которых давно уже стали спутниками страха, и это жизнь за проволочным ограждением, оказавшимся гарантией дальнейшего существования…

Границы, 100 лет назад проведенные империалистическими государствами практически по линейке, уже давно утратили свою силу. Политика, разделившая на четыре части земли, принадлежащие курдам, и не признающая самих курдов, давно уже обнаружила свою несостоятельность перед лицом борьбы, которую на протяжении многих лет ведет курдский народ.

На Ближнем Востоке продолжается война, разыгрываемая чужими руками. Когда различные государства рисуют новую «дорожную карту» в угоду своим интересам, а бомбы и оружие, отправленные ими для соблюдения этих же интересов, оборачиваются смертью несчастных женщин, детей и гражданского населения, которые не виноваты в этой войне, то это все не имеет никакого значения на фоне «священных» интересов империалистических государства.

События 2011 года в Тунисе, повлекшие за собой по «эффекту домино» крах реакционных правительств, которые на протяжении многих лет насилием, репрессиями и жестокостью продлевали свое существование на Ближнем Востоке, помогли народам региона поверить в то, что они смогут изменить свою судьбу, уже давно ассоциирующуюся с диктатурой. Но в данном случае важно, будут ли эти народы в состоянии быстро превратить «весну» в «революцию».

Революция в Западном Курдистана (по курдски — Рожава), родившаяся в недрах курдского освободительного движения на фоне региональных восстаний, заняла иное место и обрела иное значение, завершив эту «весну» революционным выступлением. Наряду с освобождением курдов Западного Курдистана, революция в этом регионе обрела свое воплощение как «революция женщин», причем стала маяком, ведущим по пути свободы не только курдских, но всех женщин Ближнего Востока, независимо от национальной, конфессиональной и религиозной принадлежности.

В чем суть революции Западного Курдистана и революции женщин? Что это за революция? И действительно ли существует та революция, о которой говорят? Все эти вопросы задаются долгое время и столь же долго комментируются.

Неужели они настолько сложны, что столь долго обсуждаются? Нет. Наблюдаемая картина предельно ясна. Новая, альтернативная жизнь в центре патриархального мировоззрения Ближнего Востока строится руками женщин.

Если вы можете сменить власть или освободить свою землю от аннексионистских и колонизаторских сил, но у вас нет теории или программы построения новой жизни с представлением о будущем, то возможен возврат к прошлому. Развернув борьбу за освобождение Западного Курдистана, курдские освободительные силы, обладая одновременно очень четкой программой в отношении новой жизни и идеологии, успешно превратили возможности, возникающие в новых условиях, в революцию.

Программа демократического самоуправления, разработанная курдским национальным лидером Абдуллой Оджаланом, и его понимание демократической нации, ставшее нашим компасом, не только заложили основу революции в Западном Курдистане, но и сыграли важную роль в ее успехе.

Революция — это не просто проблема власти. Важнее всего то, что и как вы построите вместо разрушенного старого режима. Вы можете добиться власти, но способность разрушить тысячелетние реакционные законы, достичь кардинального преобразования в мировоззрении — это вопрос времени.

Результаты и характер революции выразятся в том, как практически организован процесс, какие шаги сделаны в ходе реализации этой цели. Курдские национально – освободительные силы и представители различных национальностей, проживающие в Западном Курдистане, провозгласили идею этой революции в принятой ими Конституции кантонов.

Вступительная часть Конституции кантонов Западного Курдистана   следующим образом характеризует общество, к которому стремится:

«Во имя установления справедливости, свободы и демократии в обществе, в котором нет разделения по религиозной, языковой, расовой, конфессиональной и половой принадлежности, во имя того, чтобы составляющие демократического общества вместе со своей нравственно-политической структурой приобщились к ценностям плюрализма, самобытности и совместного существования, во имя уважения к правам женщин и расширения прав детей и женщин, осознавая необходимость обороны, самообороны, свободы верований и уважения к ним мы, народы демократических автономных регионов — курды, арабы, ассирийцы (ассирийцы и арамейцы), туркмены и чеченцы — заключаем данное соглашение

Руководители демократических автономных регионов открыты для общественного договора, демократии и плюрализма с тем, чтобы все этнические, общественные, культурные и национальные образования могли выразить свое мнение посредством собственных институтов. Руководители демократических автономных регионов готовы к национальному и межнациональному миру, подчеркивают свое уважение к незыблемости границ Сирии и правам человека».

Как видно, суть Конституции заключается в волеизъявлении народов Ближнего Востока к сосуществованию на основе уважения к собственной идентичности, без ограничений прав и свобод, без их отрицания. И во всех кантонах существует конституционная гарантия прав свободы женщины, являющейся субъектом революции.

Этот общественный договор и мировоззрение обеспечивают совместную жизнь народов, не позволяя ограничивать свободу друг друга, дают возможность женщине стать организованной силой, являющейся субъектом всех сфер социальной жизни. В этом смысл новой жизненной философии, не оставляющей камня на камне от господствующего на Ближнем Востоке реакционного феодального учения о социальной жизни.

Можно видеть все, что происходит на землях Западного Курдистана. С одной стороны, это женщины, охваченные страхом, бегущие без оглядки, спасая себя и своих детей. С другой стороны — женщины с оружием в руках, выступающие от имени всех женщин и полные решимости остановить изуверство ИГ. Если в начале войны мы видели таких женщин крайне редко, то позже, когда стали раздаваться звуки победных маршей, а женщины стали воспринимать необходимость самообороны, они научились сплачиваться в ходе борьбы. Мы стали видеть их гораздо чаще.

Каждая женщина, совершая, прежде всего, свою личную революцию, стала субъектом революции Западного Курдистана. Для того, чтобы понять значение событий в регионе, достаточно взглянуть на тех женщин, которые вступили на путь революции.

Почему именно женская революция? Дело в том, что все национальные государства Ближнего Востока являются религиозными, националистическими и сексистскими по характеру. Если мужчины Ближнего Востока находятся под постоянным давлением жестокости этой власти, то женщины не просто подавлены, что обусловлено как властью, так и традициями, превратившимися в шаблоны, пониманием чести, а также мужчинами, реализующими власть в своих семьях.

Женщины не только испытывают этот гнет, но и обречены на вымирание. Традиции Востока требуют, чтобы женщину видел только тот мужчина, которому она принадлежит, а для всех остальных она оставалась лишь незаметной тенью.

Женщину с малых лет вынуждают становиться второй или третьей женой мужчины, который гораздо старше ее самой. У нее нет ни малейшего права голоса, она лишена воли, которая помогла бы ей изменить это. Защитой ее «чести» на протяжении всей ее жизни занимаются мужчины, сначала в отцовском доме, затем тот, в чью власть она попадает.

Именно поэтому физическое воздействие и половое насилие, применяемое в любой войне по отношению к женщине, становится своего рода показателем власти мужчины, являющегося субъектом любой войны. Женщина становится второй после территорий сферой, которую надо завоевать, потому что обе эти сферы могут находиться под надежной гарантией, если охраняются внешней силой.

Философско-идеологическая основа, обеспечивающая свободу женщины, воплощающаяся в жизнь в течение 30-летней борьбы РПК, подобна оазису в бесплодной пустыне Ближнего Востока. Этот теоретико – философский постулат не остался только на уровне теоретического умозаключения, и процесс организации женщин в течение времени параллельно партийной и военной консолидации достиг уровня самостоятельной женской организации и системы. Курдское женское движение, создающее собственную систему, стало частью жизни региона.

Курдянка, которая до сих пор не осмеливалась выходить из дома, в поисках великой свободы вдруг обратила свои взоры на горы Курдистана. С помощью нового мышления женское движение возродило женщину, превратив женщин, идущих в горы в поисках свободы, в стойких борцов женской революции и всенародной борьбы за свободу и спасение.

Повстанческий характер женщин позволил этому величавому преобразованию нанести поражение патриархальному мышлению, в котором доминирует позиция мужчины-сексиста. Женская революция в Западном Курдистане корнями уходит в 30-летнюю борьбу курдских женщин. Квинтэссенцией этой 30-летней борьбы стало создание Ассоциации женщин Курдистана.              

Ассоциация женщин Курдистана, являющаяся конкретным выражением женской освободительной идеологии, представляет собой конфедерацию женских сообществ, созданных на почве демократической, экологической, женской свободолюбивой парадигмы, и также объединяет в своих рядах отдельных лиц.

Целью данной организации является социализация женской освободительной идеологии, создание демократической нации, развитие демократической общественной жизни в форме коммун и строительство демократического общества в противовес современному капитализму.

АЖК не довольствуется одним лишь выявлением почвы экономического, социального, политического, культурного и интеллектуального угнетения женщины: Ассоциация уже развила модель решения этой проблемы. АЖК взяла за основу принцип осуществления женской освободительной революции на всем Ближнем Востоке, начав с Курдистана и способствуя соединению наследия «неолитической революции» с достижениями современной эпохи.

Не ограничиваясь этим, АЖК ставит целью добиться равноправия женщин во всем мире.

Патриотизм, свободная воля, свободное мышление, осознание организованности, борьба, эстетика и красота – вот фундаментальные принципы идеологии спасения женщины. Во всех сферах, где АЖК действует в политическом, военном, социальном и идеологическом планах, она опирается на эти принципы.

Позиция женщины ясна во всех социальных изменениях и преобразованиях, происходящих в соответствии с этими принципами, и женщина является субъектом всех этих сторон жизни общества. Она диктует свою волю и находит верные слова. Она принимает решения и реализует их на практике.

Эта сила, созданная характером курдянки, смогла действовать совместно с мужчиной во всех сферах политики. В то время, как в странах, переживших буржуазные революции, участие женщин в политической жизни определялось квотами и женщины стремились войти в политику с помощью мужского мышления, курдское женское движение буквально «сравняло с землей» политическое мышление с позиций мужской доминанты.

Позиция вице-председателя в Западном Курдистане, где сохранилась патриархальная власть мужчин-сексистов, — это поразительный прогресс и конкретное выражение женской идеологии спасения. Умение находиться в политике, сохранив свою личность, стало переворотом в мировоззрении, и в этом отношении женская революция в Западном Курдистане представляет собой уникальный опыт.

Женский союз «Стар», женская организация Западного Курдистана, является продолжением традиции, обусловленной идеологией спасения женщин. На основе принципов этой идеологии создан политический, социальный, военный и идеологический союз.

Организация стремится освободить родную землю, развернуть фронт борьбы против черного знамени и варварской идеологии ИГ. Вместе с тем, она стремится к организованности, созданию военизированных структур и собственной системы.

Несмотря на все трудности и войны, нельзя отказываться от идеологии спасения женщины, и эту ответственность мы несем перед курдским и всеми другими народами Ближнего Востока, а также перед угнетенными женщинами всего мира. Курдское женское движение и ополченцы считают своим долгом воплотить данное решение в жизнь от имени всех женщин.

Именно это послужило основной причиной того, что женщины ряда стран обратили свои взоры к революции в Западном Курдистане, выражая свою солидарность, становились ее солдатами и даже погибали смертью героев. Иванна Хоффман, гражданка Германии, героически погибшая на поле боя в Тель — Хамисе, стала героиней Западного Курдистана и всей женской революции.

Необходимо ясно понимать борьбу, развернутую в Западном Курдистане против ИГ. «Исламское государство» — это совершенно противоположная идеология, в которой доминирует мужчина. Действия варваров ИГ не только носят системный характер, но и опираются на определенные убеждения.

Это наиболее безнравственная, крайне жестокая и изуверская форма господства мужского мышления и феодализма в наши дни. Их исторические корни обусловило то, что террористы не видят в женщинах людей, обладающих правами и свободами, и превращают их в секс-рабынь.

ИГ не останавливается на разрушении ценностей, противоположных их идеологии, но пытаются создать некую политическую, социальную, экономическую и культурную систему. Варварская система, которую они стремятся внедрить, опирается на   угнетение, страх, эксплуатацию, рабство, силу и господство.

Эта организация, отдавая, как в древности, во власть террористов захваченные ими города и села, открыто демонстрирует, что именно ожидает тех, кто не присягнет ей на верность.

Идеология и мировоззрение ИГ в Западном Курдистане столкнулись с идеологией и мировоззрением курдского освободительного движения. Это — два противоположных мировоззрения и взгляда на будущее. Для женщин это означает : свобода или рабство! Очевидно, что никакое насилие и варварство не смогут навязать нам рабство после 30 лет наших исканий и побед.

Истоки самоотверженной борьбы наших женщин на фронтах революции Западного Курдистана коренятся в наших политических традициях и завоеваниях, произрастающих на этой почве.

Наряду с политическим, социальным и идеологическим воспитанием женщин, которое осуществляет женская организация Yekitiya Star, существует столь же важная организация «Силы защиты женщин (YPJ)», обеспечивающая самозащиту женщин и их право на самооборону. Те мужчины, которые считают, что женщина не должна брать в руки оружие, не оставили нам альтернативы.

И жестокость боевиков ИГ, и местные реакционные и феодальные нравы обусловили необходимость отстаивания женщинами своей свободы.

Самооборона — это образ жизни. Это защита женщин, их моральных ценностей, задач и идеалов от любого рода посягательств.

Курдский национальный лидер Абдулла Оджалан заявил: «Право на защиту каждой социальной группы священно. Это не просто право, это еще и причина жизни». И сегодня эти слова в еще большей степени относятся ко всем женщинам, противостоящим любой агрессии, в частности, к курдским женщинам.

Такой философский подход сформировал женскую идеологию спасения женщин, поэтому развитие системы самообороны — задача курдских женщин. Защита женщины от любой опасности и войн прежде всего является долгом мужчин, представляющих государство, и того мужчины, который воплощает власть дома.

Однако последнее наступление ИГ показало, что ни те, ни другие не смогли защитить женщину от варваров XXI века. Что уж говорить о защите женщин и детей, если мужчины и государство не сумели защитить страну, которой управляли, то есть свою же власть!

Основным принципом самозащиты является умение женщины стать солдатом на поле боя – то умение, которое тысячелетиями принадлежало мужчинам; умение отказаться от роли существа, нуждающегося в постоянной защите, стать человеком, способным постоять за себя, ответить ударом на удар и сказать «нет» любого рода насилию и гнету.

Это право, которое есть у всех живых существ, было отобрано у женщины при помощи таких комплиментов, как «женщина — это редкая ценность, поэтому война совсем не для нее!». Тысячи молодых женщин, воюющих сегодня на передовой в Западном Курдистане, и здесь обрекли на поражение боевиков-мужчин. Уже стал легендой героизм бойцов СЗЖ, в отличие от солдат регулярных армий, которые попросту бегут со своих позиций. В основе этого — идеология женского освобождения.

Революция в Западном Курдистане продолжается. Это — длительный процесс. Изменение тысячелетних традиций и мировоззрения, безусловно, требует времени. На землях, которые, несмотря ни на что, обретают свободу, на фоне войны расцветает новая жизнь: женская революция в Западном Курдистане строится не только на почве самообороны.

Практические шаги видны и в сфере преобразований в социальной структуре. На основе демократического самоуправления идет строительство новой жизни, альтернативной современному капитализму.   Именно женщина является основным субъектом освободительной войны как в Западном Курдистане, так и на всем Ближнем Востоке.

Ясно и то, что они не разделят судьбу тех женщин, которых отправляли домой после буржуазных и национальных революций, потому что этого не позволят система, организация и структура, основанные ради спасения женщин.

Становление женщины-воина является краеугольным камнем женской самообороны. Бессмертные герои, погибшие в борьбе за свободу женщины, создание женских академий, а также конституционная гарантия равноправного участия женщин в политической жизни, но что гораздо важнее – наличие у женщин конкретных планов дальнейшего продвижения –

является доказательством того, что после побед на политическом, социальном и боевом фронтах они не замкнутся вновь в роли домохозяек.

Вывод революции за пределы Западного Курдистана, обсуждение сути освобождения женщины является важным вкладом в продолжающуюся революцию. Женщина, которая влачит свое существование в рамках нынешней системы, в какой бы стране это ни происходило, должна на мгновение остановиться и задуматься о том, что она может сделать для своих подруг, которые воюют в окопах Западного Курдистана, или ранены, или с полной самоотдачей трудятся на строительстве новой жизни. Только тогда она сможет увидеть, насколько безгранично их дело.

Любой семинар, собрание, марш, вопрос к своему государству по поводу его позиции в войне или любое движение в направлении потребностей процесса строительства могут изменить баланс сил. Повсеместное создание организаций, солидарных с революцией в Западном Курдистане, может обеспечить более качественную организацию усилий.

Свою реакцию на то, что варвары ИГ используют границы Турции в качестве своих тыловых ворот, мы можем выразить путем организованных маршей к консульствам Турции во всех странах, где можем потребовать остановить этот процесс. Это может стать элементом давления и препятствовать оказанию военной и финансовой помощи агрессорам со стороны Саудовской Аравии, Катара и Иордании.

И сегодня есть потребность в интернациональном сплочении, имевшем место в период действий в Кобани. Спасение Западного Курдистана — это спасение человечества, и каждый человек, встав в ряды бойцов, предоставит возможность создания альтернативного жизненного уклада.

 

Чинар ТОЛХИЛДАН, член Координационного совета Сообщества женщин Курдистана

Журнал «Военный дипломат» № 8 – 10 (71 — 74) 2015 г.