Партизанка Ронья рассказывает о героях Хафтанина

13

Партизанка Хеви Ронья рассказала о своих товарищах – Зайнап, Хозане, Аргаш, Мазлуме, Зане и Мизгин, которые пали смертью храбрых во время боёв в Хафтанине. Ронья утверждает, что жизнь и судьба каждого и каждой из них могут лечь в основу целой истории.

Ронья рассказывает: «Когда началась операция в Картале, бойцы Зайнап, Хозан, Гавар, Авин и Шораш были вместе.

Товарищ Зайнап хотела помочь своим раненым друзьям. Они просили её оставить их, но она не сделала этого. В то время как товарищ Хозан пыталася вытащить раненых, Зайнап продолжила сражаться. В дальнейшем они действовали вместе, никогда не расставаясь. Они давали отпор врагу и защищали друг друга до самого конца.

В результате боевых операций, в которых принимали участие Зайнапа и Хозан, враг понёс множество потерь. Оккупанты пожалели о том, что пришли сюда, и вынуждены были отступить. Это стало великой победой для нас.

Боец Авин не хотела оставлять раненых. В небе летали разведывательные самолёты врага, однако она не оставила раненых товарищей, предпочтя отдать свою жизнь.

То, что хотели донести всему миру наши друзья, вошло в историю. О каждом из этих героев можно было бы написать книгу. Каждый из них сам остался в памяти людей.

Товарищи Аргаш и Мазлум пали смертью храбрых в регионе Дупишк. Я оставалась некоторое время с Мазлумом. Когда я спросила, зачем он прибыл сюда, то получила ответ: «Я здесь, чтобы бороться». Он действительно был решительно настроен, при этом оставаясь очень скромным и в то же время импульсивным. Если он видел что-то, что с его точки зрения было неправильным, он открыто говорил об этом и вмешивался в происходящее. В своей жизни он вёл себя так же, как и на войне. Он относился ко всем одинаково. Когда враги пришли сюда, он не был готов мириться с этим и сражался с ними до самого конца, пав смертью храбрых.

Также мне пришлось провести некоторое время с Аргаш. Когда вы только знакомились с Аргаш, вы чувствовали, что знаете её уже много лет. Она была очень искренней, доброжелательной и естественной. Она постоянно работала – ей становилась скучно без работы. Она вдохновляла своих товарищей, поднимая их боевой дух.

Наш друг Хозан был подобен скале. Когда он говорил, участвовал в дискуссиях, Хозан выглядел по-настоящему оживлённым и в то же время естественным. Он был весьма необычным человеком. Наверное, не всё можно передать словами, но у меня было такое ощущение, что те, кто знал Хозана, хотели, чтобы он был рядом с ними. Он был настоящим другом, всегда готовым помочь в любом деле.

Не так давно начались жестокие стычки в регионе Пирбула. Наши друзья Зана и Мизгин погибли там, сражаясь до конца.

С моим другом Заном мне довелось общаться совсем недолго. Он был очень позитивным и жизнерадостным человеком. Зан хорошо понимал любую поставленную перед ним задачу и успешно выполнял её.

Мизгин была для нас особенным человеком, близким другом. Мы многому научились от неё. Всю свою жизнь она посвятила делу. Она уделяла огромное внимание товариществу. Она всегда хотела по максимуму участвовать в боевых операциях, концентрируясь на искусстве войны. Она геройски пала в борьбе. Можно сказать, что она сыграла важную роль в этом сопротивлении. С самого начала столкновений она принимала в них активное участие, нанеся множество потерь врагу».

Говоря о продолжающемся сопротивлении турецким оккупантам в Хафтанине, партизанка Ронья утверждает: «Война в Хафтанине затрагивает не только сам Хафтанин, она переходит границы, распространяясь в другие области и районы. Мы, бойцы ССЖ-«Стар», готовы повсюду давать отпор врагу. В Батмане убивают женщин, они подвергаются насилию в Мардине. И в других странах происходит то же самое – в том же Иране. Мы сражаемся в Хафтанине во имя интересов этих женщин и ради всех народов, населяющих Ближний Восток».