Развитие курдского языка после репрессий

16

Первая мировая война закончилась распадом Османской империи, и Сирия оказалась под французским мандатом. Несмотря на то, что у курдов была некоторая свобода писать и публиковать свои материалы, ограничения на курдский язык вернулись после того, как Сирия получила независимость.

 

У курдского языка богатая история и много этапов развития. Мы расскажем о развитии курдского языка в Сирии после Первой мировой войны под французским мандатом, а также после провозглашения независимости Сирии и до начала сирийского кризиса в 2011 году.

Ограничения на курдский язык после получения Сирией независимости

Соглашение Сайкса-Пико в 1916 году разделило Курдистан на четыре части. Таким образом, Курдистан поделился на четыре страны с разными этническими группами и разными языками: арабским, персидским и турецким.

Тогда над курдской культурой и курдским языком нависла угроза ассимиляции. Правящие режимы лишили курдов права преподавать на родном языке, и, несмотря на попытки курдской интеллигенции тайно преподавать его детям, курдский язык остался только в устном употреблении.

Напомним, что первый курдский алфавит с использованием латыни был написан принцем Джалладетом Бадирханом в 1924 году, а первый журнал под названием «Хавар» был издан Бадрханом в Дамаске в 1932 году. Журнал перестал печататься в 1935-м, но позже возобновил свою деятельность в 1941 году во время Второй мировой войны.

Во время французского мандата – с 1942 по 1945 года – в Дамаске издавались журнал «Ронах», «Родж» в Бейруте (между 1943 и 1946 годами) и «Стар» (между 1943 и 1945 годами).

Репрессии против курдского языка

Письменность на курдском во времена французского мандата не была запрещена, и тот период ознаменовался замечательной литературной деятельностью курдов. Однако после обретения Сирией независимости курдский язык попал под запрет.

После того как французы в 1946 году ушли и не дали курдам никаких гарантий их прав, а также после создания национального государства в Сирии, курдский язык был запрещен. Давление на курдов в тот период значительно возросло. В 1962 году большое число курдов было лишено сирийского гражданства. Фашистский проект по созданию арабского пояса осуществлялся в сельскохозяйственных районах, в которых проживали курды. Там правительство оккупировало их земли и отдало их людям, чьи земли были затоплены в Ракке. Все это осуществлялось в рамках политики переплавки курдского общества в арабское.

«С момента распространения националистической идеологии в Сирии при шовинистических правительствах усилилось давление на курдов. Наличие книги на курдском языке могло послужить поводом для заключения в тюрьму. Людей пытались заставить забыть свой язык. Его запретили преподавать, а это почти смерть для языка», – рассказывает курдский литературный деятель Барзо Махмуд.

Одним из самых важных и знаковых произведений в 1950-х годах был учебник «Курдская грамматика» Рашида Курда. В 1955 году Осман Сабри вместе с группой друзей основал в Дамаске курдскую общину «Комела Вейна Чанда», чтобы обучать людей курдскому языку.

В 1957 году тайно была основана первая курдская партия в Сирии, которая издавала курдское периодическое издание на латинице «Деньгэ курд». Издание выпускало политические статьи вплоть до дезертирства партии в 1965 году.

В 1960-х и 1970-х годах из-за репрессий в Сирии в Бейруте были опубликованы только две книги на курдском языке. Писатели публиковали свои книги под псевдонимами: автор первой – Акрам Джамиль-Паша, второй – поэт Джагерхвин.

По словам Барзо Махмуда, курдское движение не смогло что-либо сделать перед лицом шовинистических правительств, поэтому обучение на латыни началось только в начале 1980-х годов.

Политика арабизации

В апреле 1962 года в рамках продолжающейся политики арабизации и поощрения арабского национализма правительство тогдашнего президента Сирии Назима Кудси провело перепись населения в районе Джазир, где большинство жителей составляют курды. В результате этой переписи около 120 000 человек были лишены гражданства, а следовательно, и многих прав. Например, регистрации собственности, получения свидетельств о браке и завершения учебы. Их дети также были лишены гражданства.

В 1963 году в Сирии пришел к власти режим Баас и продолжил политику арабизации в рамках проекта арабского пояса, который был выдвинут главой отдела политической безопасности в Хасаке Мухаммедом Талебом Хилалом.

Таким образом, в то время как ассирийцам и армянам было разрешено открывать частные школы и свои культурные ассоциации, курдов лишали земель, прав, гражданства и не разрешали им учиться на родном языке.

Политика Баас была образцом культурного геноцида. Она препятствовала регистрации курдских имен, изменяла названия курдских городов и деревень, препятствовала общению и правописанию на курдском языке. В 1988 году был принят закон, определяющий 21 марта как День матери, чтобы помешать курдам праздновать их Новый год, который также выпадает на эту дату.

Влияние курдских изданий было ограничено

В период репрессий ежегодный журнал «Хасан Хашари» публиковался Мала Хасаном на собственные средства в течение 19 лет – с 1966 по 1984 год.

Литературный журнал «Гулистан» издавался поэтом Джагархвином. В 1979 году журнал впервые был издан малым тиражом.

В течение этого периода ряд периодических изданий также был издан политическими партиями. Это были газеты «Стар» в 1983-1993 годах, «Сюнав» в 1986-1995 годах, «Рой» и «Ньюроз» в 1995 году.

Первым независимым изданием в Сирии стал журнал «Гурзек Гюль» в 1989-1992 годах. Между 1991 и 1997 годами существовали такие культурные литературные издания, как «Занин» и «Асо» в 1992 году, «Пирс» в 1993 году, «Хеви» в 1993 году, «Делав» в 1995 году и «Ксендеван».

К сожалению, влияние этих изданий было ограничено политикой Сирии в отношении курдов, а также вынужденной секретностью издания и отсутствием доступа к ним всех желающих.

Сохранение запрета на курдский язык

По мере усиления напряженности и роста разногласий между Баас-партиями Ирака и Сирии росли разногласия и с правительством Турции. Давление на курдский народ слегка ослабили, однако запрет на написание и публикацию книг на курдском языке остался, особенно после столкновений между «Братьями-мусульманами» и правительством в 1976 году. Такая ситуация сохранялась вплоть до распада Советского Союза в начале 1990-х годов.

По этому поводу Барзо Махмуд комментирует, что давление партии Баас продолжилось даже несмотря на некоторые послабления, и курдский язык в тот период все равно не мог развиваться. Происходило это по нескольким причинам, в том числе потому, что образованный класс курдов не смог выполнять свою работу по обучению должным образом, курдская письменность не была национальной, а некоторые писатели тогда искали славы больше, чем стремились развивать язык.

Как региональные и международные события отразились на положении курдов в Сирии

В 1980-х годах многие эмигранты из курдской интеллигенции, которые открывали курдские институты, вернулись в Сирию. С возвращением курдских интеллектуалов возрос и интерес к курдскому языку.

В начале 1990-х годов число курдских писателей увеличилось. Благодаря развитию политического движения в Бакуре, Башуре и Рожаве, это было самое продуктивное десятилетие относительно написания и публикации книг и статей на курдском языке.

В конце 1990-х годов, в связи с эскалацией конфликтов между Турцией и Сирией было подписано соглашение о безопасности Аданы. Соглашение в основном было нацелено на курдов, и после его подписания давление на них резко возросло. Сирийские спецслужбы начали преследовать лидеров курдских партий и интеллектуалов, а также ввели жесткие ограничения на курдский язык.

Политика репрессий при Асаде

В 2001 году был принят закон о типографии и издательском деле, который предусматривал, что владельцы издательств обязаны предоставлять копии планируемых публикаций вместе с информацией о писателе, авторе и переводчике в министерство информации. Каждый издатель, желающий что-либо напечатать, должен был получить одобрительную лицензию от министерства информации на печать. Данное министерство не соглашалось издавать книги на курдском языке, аргументируя это тем, что они не подходят для публикации, или тем, что в министерстве не имеют опыта работы на курдском языке.

После падения режима Саддама Хусейна в Ираке в 2003 году Баас Сирии стремился разжечь войну между курдами и арабами в Рожаве, которая спровоцировала восстание в Камышло в марте 2004 года. После восстания репрессии против курдского народа только усилились.

«Силы безопасности Сирии ужесточили контроль над владельцами издательств. А те, кто принимал публикации, делали это по таким высоким ценам, что писатели просто не могли себе этого позволить», – рассказывали про этот период литературные деятели.

«Давление на курдский народ значительно усилилось. Учитывая то, что курды в противовес репрессивной политики Турции все равно придерживались своей национальной политики и своего чувства единства, властям пришлось ввести дополнительные ограничения на язык, чтобы искоренить это чувство у курдов», — рассказывает Махмуд об этом периоде. Он также отметил, что между 2005 и 2010 годами две книги на курдском языке все же были тайно напечатаны в Дамаске. Произошло это благодаря брокерам и крупным суммам денег.

Тем не менее, согласно исследованиям, в то время все же публиковались некоторые газеты: «Гулистан», «Пирс», «Науроз», «Джин», «Рож» и «Азад». Первые три – на курдском языке, остальные – на курдском и арабском, но их влияние было ограниченным.

«Развитие языка напрямую связано с культурным самосознанием в обществе. Очень немногие курды поступили в школу и закончили свое обучение в 1970-х годах. Тогда не было никакого интереса к научным исследованиям», – сказал Барзо Махмуд.

В заключение он добавил, что предпосылкой для развития языка является его преподавание. Именно обучение означает установление и возрождение самобытности языка. Он также подчеркнул, что развитие курдского является возможным.